знач. изм. знач. изм.
EUR USD 10/12 66.92 0 EUR EUR 10/12 76.08 0
Погода за окном:

  • Седого знали и уважали и однополчане, и душманы

    А он просто честно выполнял свой воинский долг

    2014-08-22 0
    Седого знали и уважали и однополчане, и душманы

    Для Николая Седунова День Воздушно-десантных войск – самый дорогой и очень личный праздник, который он отмечает с той поры, когда надел голубой берет и тельняшку. А произошло это весной 1981 года.

    До призыва на срочную службу жил в деревеньке с певучим названием Малиновка, где окончил начальные классы, затем была учёба в школах в Покровке и Ново-дмитриевке, профессиональном училище №2. Здесь получил специальность слесаря-ремонтника. Устроился на работу в листопрокатный цех ВМЗ. От военкомата направили на трёхмесячные курсы водителей. Окончив их в январе 1981-го, стал работать водителем в колхозе им. Дзержинского в Покровке. Там же трудились и родители: Пётр Егорович – кузнецом, Нина Васильевна – дояркой. Скромный деревенский быт, большая дружная семья – всего у старшей четы Седуновых шестеро детей.

    Крепка армейская дружбаСреднего Николая призвали на срочную службу 23 апреля. Новобранца направили в Дзержинск, оттуда сразу в г. Болгород Одесской области. Здесь располагалась учебная часть Воздушно-десантных войск. К большим физическим нагрузкам он был готов – до армии несколько лет занимался самбо и дзюдо у известных тренеров Н. Менгулова и В. Егрушова. Чувство страха испытал, когда надо было совершить первый учебный прыжок с вышки: ноги словно свинцом налились, но Николай справился. А затем – первый прыжок с Ан-2, до земли 800 метров, но страха не было. Однако чем больше на счету «набегало» прыжков, тем острее становилось чувство опасности, так как знал, что и как может быть в случае неудачи.

    Полгода интенсивной подготовки, и 10 декабря, в день своего рождения, стрелок-зенитчик Николай Седунов вместе с другими бойцами Свирской дивизии был отправлен в Харциск, а оттуда – в Афганистан. Ему так и не удалось побывать в отпуске, который комбат обещал на Новый год за отличную стрельбу по цели, имитирующей самолёт. Попал сначала в пехоту, в «курковую роту», как шутили солдаты между собой. Потом всё встало на свои места – Седунова перевели в разведроту 350 полка воздушно-десантной дивизии. Постоянное место дислокации – Кабульский аэродром.

    В разведку ходил, выполнял различные боевые задачи. «Духи» десантников боялись, охотились на них, так как «за голову в тельняшке» им платили большие деньги. Один из моджахедов, взятый в плен, в ярости бросил фразу в сторону Николая и его сослуживцев: «Не было бы этих «полосатиков», остальных мы бы голыми руками передушили».

    Снимок на память перед отъездом на Родину

    За Седуновым закрепилось прозвище – Седой. Его за храбрость уважали и те, с кем в разведку ходил, и душманы. Афганистан оставил глубокий след в виде шрамов на теле и в душе – не раз видел растерзанные, изуродованные «духами» тела советских солдат.

    Его БМД-2 (боевая машина десанта) подорвалась на фугасе, из семи членов экипажа в живых остались трое – Седой и два Юрия: Манихин из Омска и Горбунов из Волгограда. Николай был контужен, получил ожоги. Из горящей машины их вытащили свои же братья-десантники. Отправили в военный госпиталь в Ташкент. Три месяца залечивал раны, и опять в строй, в родной полк. При ликвидации банды получил ранение в грудь – снайпер стрелял, но Николай родился «в рубашке» – пуля прошла навылет, не задев жизненно важных органов. Опять больничная койка – в Кабульском госпитале восстанавливался полтора месяца. И всё же главное – он был жив, а многие из его армейских друзей сложили головы на афганской земле. Поэтому спустя два года, весной 1983-го, путь Седого домой лежал через города, откуда были родом погибшие армейские друзья: Сызрань, Пенза. Он поклонился их могилам – десантники своих не бросают.

    День ВДВ для них – главный праздникДома знали, что Николай служит в горячей точке, с нетерпением ждали его писем и демобилизации. И всё же его возвращение оказалось для родных неожиданным. Вот в Малиновке был праздник – гуляли от души и искренне радовались, что солдат вернулся, да ещё с наградами: медалью «За боевые заслуги», орденом «От афганского народа» и другими. Николай ещё долго во сне ходил в разведку и врукопашную, и мама с тревогой говорила: «Когда же, сынок, ты навоюешься». Он только отшучивался, твёрдо зная, что, несмотря на испытания, которые пришлось пережить, ничего бы не стал менять в жизни, и служба в ВДВ – это подарок судьбы, отличная школа для мужчины, закалившая характер, подарившая замечательных друзей. Кстати, среди них было много ребят-украинцев, тогда они стояли друг за друга спина к спине, поэтому нынешние события, происходящие на Украине, воспринимает с особой болью в сердце.

     

    Татьяна Щукина. Фото Ольги Поповой и из архива Николая Седунова

     

    Рубрики:

    Номер:

  • отправить другу
  • распечатать
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить