знач. изм. знач. изм.
EUR USD 18/01 73.55 -0.2508 EUR EUR 18/01 89.25 -0.3929
Погода за окном:

  • Искусство побуждает быть неравнодушным

    Считает Фёкла Толстая, праправнучка Льва Николаевича

    2015-07-08 0
    Искусство побуждает быть неравнодушным

    Изначально мы не знали, что Фёкла Толстая в Выксе, поэтому очень удивились, увидев её в парке на «Арт-Овраге». Понятно, что пройти мимо такого человека и не напроситься на интервью с ней не могли.

    Она легко согласилась: «Приходите завтра в 15.00». Мы пришли, прочитав за ночь всё, что нашли о ней в Интернете. Но в 15.00 её планы поменялись, такой уж он, «Арт-Овраг», непредсказуемый… Фёкла вела «круглый стол» в конференц-зале гостиницы «Баташев»: очень живая – никакого официоза, шутила, моментально реагировала на ситуацию. За такими профессионалами просто наблюдать – уже учиться многому. При первой же возможности (в перерыве между мероприятиями) она сама вспомнила о нашей просьбе, озвученной накануне впопыхах. Кому как не ей знать, насколько важна скорость в нашей журналистской работе!

    – В Интернете пишут, что Вы и теле-радиоведущая, и актриса, и режиссёр. Кем себя позиционируете сами?

    – Никакая я не актриса, я – журналист. Сейчас работаю в музее, то есть я ещё и музейный работник.

    – Получается, у Вас есть постоянное место работы?

    – Даже не одно.

    – А кажется, что Вы фрилансер, работаете проектно…

    – Я работаю на ВГТРК, на телеканале «Культура», много лет – на радиостанции «Серебряный дождь» и в музее Толстого.

    – А где интереснее?

    – Везде по-своему. «Разговорные» программы, которые я сейчас веду на телеканале «Культура», – это то, что нужно мне в данный момент. Мне очень интересна документалистика, например, два года назад делала восьмисерийный фильм.

    – О Толстых?

    – Да.

    – История Толстых насчитывает семь веков. Среди ваших предков были архитекторы, чиновники, музыканты, художники, министры… А Вам когда-нибудь хотелось быть в профессии, где работаешь с 8.00 до 17.00, «перекладываешь бумаги»?

    – Вообще, мне кажется, что мало кому хочется работать в такой профессии, люди занимаются этим для того, чтобы кормить семью, и иногда потому, что у них не хватает смелости заниматься чем-то другим. Я считаю, что надо мечтать заниматься ДЕЛОМ. Неважно, с 8.00 до 17.00, или в другое время. Хотя мне приходилось быть на такой работе, где нужно укладываться в определённые временные рамки. Я же работала в газете, вам будет это понятно. Ты должен ровно до 19.00 сдать материал, иначе газету не напечатают в срок. Это очень дисциплинирует. Раньше я писала долго, а тут пришлось научиться делать это быстро.

    – А ещё есть план, который должен выполнять каждый журналист…

    – Газета не выйдет с пустым блоком, который был зарезервирован под твой материал. Журналистика и ТВ – это производство, которое имеет чёткое планирование и дисциплину. Я же не могу прийти позже, чем начинается прямой эфир! Поэтому те, кто считает, что творческие профессии – это разброд, шатание и лежание на диване в ожидании вдохновения, ошибаются.

    – Ваши родители – филологи. Они повлияли на Ваше решение поступать в МГУ на филфак?

    – Скорее всего, они повлияли на то, какой я сформировалась. Конечно, я пошла на филфак по стопам родителей, но поступила не по блату. Я хорошо училась.

    – А есть друзья со школьной скамьи?

    – Есть несколько из детства, но много и университетских, из театрального вуза. Я считаю, что друзья – это те, кому ничего не надо объяснять.

    – При Вашем темпе жизни Вы успеваете поддерживать эти связи?

    – Стараюсь специально выделять время. Например, на «Арт-Овраг» я приехала со своей подругой, которая сейчас живёт во Франции и приезжает в Россию летом на пару недель. Для нас провести вместе три дня (причём таких насыщенных событиями), поболтать – большое счастье.

    – Вы получили второе образование, потому что хотели учиться именно у Марка Захарова, или мечтали стать режиссёром?

    – Мне хотелось заниматься театром. Я, конечно, не подгадывала, чтобы поступить именно к Марку Анатольевичу, но я благодарна своим друзьям, в частности, Анне Ардовой, за то, что они меня подтолкнули к этому. Сказали, что лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и жалеть об этом всю жизнь. В конце концов, если бы не понравилось, ушла бы. Мне очень повезло, что именно в тот год набирал курс Захаров. Конечно, учиться в ГИТИСе, у него – очень интересно. Это качественное общегуманитарное образование, а кроме того, режиссёр – универсальная профессия. Она помогает в жизни: даёт понятие, какие ставить перед собой задачи, какими инструментами пользоваться для их решения. Когда тебя учат работать с артистами, тебя учат, как общаться с людьми.

    – В одном из интервью мы вычитали, что Вас воспитывала бабушка, а у неё в детстве у самой было три гувернантки. Как это сказалось на Вашем воспитании?

    – Для дореволюционной России это довольно стандартная история. У неё были гувернантки – немка, француженка и англичанка. Не у неё одной – они воспитывали нескольких детей. Моя бабушка была строгих нравов: я до сих пор помню, как она учила меня сидеть с прямой спиной, делать книксен, правильно вставать из-за стола и т.д. Сейчас это даже интересно, потому что та эпоха кажется очень далёкой. Бабушка говорила по старым московским правилам, я в детстве – тоже, поскольку много времени проводила с ней: «булошная», «молошная»… Коллеги моего отца, лингвисты, приходившие к нам домой, удивлялись, что пятилетняя девочка говорит на таком дореволюционном языке.

    – Что Вам дала музыкальная школа?

    – Очень многое, хотя тогда казалось, что ничего не даёт. Когда я училась в театральном, у нас оcобо отмечали людей, получивших музыкальное образование. Сейчас я не играю на фортепьяно (последний раз делала это в музыкальной школе), но чувство ритма, композиции осталось. И потом, это первая школа труда. Выучить какие-то музыкальные произведения и сдать их на экзамене – это очень сложно. Мне гораздо легче было сделать английский или математику. Почему так важно заниматься с детьми разными искусствами? Дело ведь не в том, чтобы из них выросли художники или математики. Формируется определённое отношение к жизни, принципы, подходы, которые потом очень пригождаются. Ты осознаёшь, что можешь сам сделать что-то значимое, предложить идею и реализовать её, что есть разные подходы, разные взгляды и интерпретации. Неважно, кем ты потом станешь, тебя такое образование развивает, расширяет твои горизонты.

    – Ваш великий предок говорил: «Имей цель для жизни, для определённого периода, для каждого года, месяца…» Какие цели Вы ставите перед собой?

    – Я даже не помню эту цитату Льва Николаевича. Мне всегда казалось, что система Станиславского, которую он разработал для артистов и где говорит о задачах и сверхзадачах, совершенно замечательно подходит для жизни. Какую задачу я ставлю себе? Есть конкретные проекты, которые хочется реализовать в ближайший год.

    На самом деле Лев Николаевич любил другое выражение: «Делай что должен и будь что будет». Глубокий смысл – по-другому смотришь на любые ситуации. У меня очень много надежд на то, что культура будет развиваться и будет нужной. Но сейчас очень тяжёлые для неё времена, потому что культура в принципе живёт совсем не по тем законам, которые предлагает общество.

    – Вам кажется, что эти тяжёлые времена для культуры наступили сейчас, а не лет 25 назад?

    – Нет. Сейчас стало хуже, потому что культура не приемлет только чёрного-белого, не делит на своих-чужих, право-лево. Более того, один из постулатов культуры – это разрушение стереотипов, постоянное создание нового. С другой стороны, роль культуры очень велика, потому что это всегда – зона примирения. Культура учит нас тому, что всегда есть разные точки зрения и они имеют право на существование. Важно не просто говорить о культуре, а делать что-либо, что покажет людям: культура – это очень важная вещь. Это не то, что в новостях идёт между спортом и погодой, так, какая-то развлекаловка, необязательный десерт. Это серьёзная задача.

    – Вы поэтому в Выксе, что здесь проводится фестиваль такого направления?

    – Мне кажется, что этот фестиваль побуждает жителей Выксы и не только задуматься о чём-то, стараться что-то делать. Он подвигает людей взглянуть на свой город и увидеть, что здесь можно изменить, быть инициативным. К этому вообще подвигает искусство в целом. Потому что нет никаких инструкций «от А до Я», как рисовать картину. Я очень люблю людей, которые делают что-то конкретное. Можно бесконечно сидеть в Москве в пределах бульварного кольца, пить вино и рассуждать о том, как плохи дела, но гораздо важнее делать то, что улучшит ситуацию. Мне кажется, что появившиеся в Выксе благодаря фестивалю новые объекты, преобразованные дворы дают определённый импульс горожанам. Как правильно говорит Олег Шапиро, куратор фестиваля: «Арт-Овраг» даёт лишь инструменты для жителей, а как они ими сумеют воспользоваться, то и получится в результате». Обратная позиция: мы приехали из Москвы и покажем вам, как нужно – полная чушь. Столица отличается лишь тем, что жизнь активнее, кровь бежит быстрее, денег больше, а значит, скорее возникают новые идеи.

    – Вера, надежда, любовь. Что Вы ставите на первое место?

    – Веру.

    – Почему не любовь?

    – Потому что если будет вера, будет и любовь.

    – Вы живёте разумом или эмоциями?

    – Я живу эмоциями, хотя хочу жить разумом. Но если когда-нибудь я стану холодной и буду просчитывать всё только головой, то, видимо, тут же и скончаюсь.

    – За свою журналистскую практику Вы брали множество интервью. С кем было интереснее и волнительнее всего работать?

    – Было так много потрясающих людей! Журналистская работа даёт большое счастье – возможность встречаться с интересными людьми. Даже когда на эфир приходят твои друзья, ты можешь задавать вопросы гораздо откровеннее, чем делал бы это за дружеским ужином. Журналистика учит быстро и глубоко «копать». Это очень круто.

    – Какое впечатление у Вас о Выксе?

    – Я второй раз в вашем городе. И мне трудно говорить о нём, поскольку в первую очередь я вижу фестиваль. Мне нравится, что у вас много молодых людей и молодых семей с колясками, которые выглядят очень уверенными в себе и спокойными. Есть ощущение, что они с удовольствием живут в этом городе и крепко стоят на ногах (не в материальном плане, а в смысле психологического состояния). И несмотря на то что организаторы «Арт-Оврага» – в основном москвичи, он обращён к выксунцам. Особенно это заметно в этом году. Мне кажется, что и обратная связь, и отдача от горожан в этом году сильнее. Это не зависит от того, что конкретно им показывают, это связано с их готовностью открыть для себя что-то новое. Нет цели, чтобы нравилось всем, главное, чтобы был интерес. Зачем нужно искусство? Чтобы человеку не было скучно, оно развивает любопытство, отключает желание лечь перед телевизором и забыть про всё, что происходит за порогом твоей квартиры. Единственная надежда для нашей страны – это неравнодушные люди, готовые что-то делать. А дел в России великое множество! И никакими директивами проблем не решить, если людям это будет неинтересно. Искусство заставляет быть неравнодушным.

     

    Ксения Абдулхакова, Лиля Фролова.
    Фото из открытых интернет-источников

     

    Рубрики:

    Номер:

  • отправить другу
  • распечатать
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить