знач. изм. знач. изм.
EUR USD 18/02 56.36 0 EUR EUR 18/02 70.65 0
Погода за окном:

  • О театре на Выксе

    2015-07-15 0
    О театре на Выксе

    Тема эта меня заинтересовала давно. Я не театрал, но существование на Выксе театра, о котором говорили далеко за пределами нашей малой Родины, его возникновение, существование и исчезновение вызывает интерес.

    Собственная версия

    Не сразу, но понемногу наполнилась папочка в компьютере. Объём информации увеличивался и, наконец, позволил сделать какие-то выводы, подтвердить возникшую ранее, собственную версию о местонахождении первого здания баташёвского театра.

    Вместо предисловия. Считаю необходимым сразу же оговориться, что большую помощь в работе над этой темой оказали труды местных краеведов Валентины Балдиной и Льва Шестерова. Большое счастье, что родственники Льва Васильевича сохранили и передали в надёжные руки сотрудников библиотеки «Отчий край» его архив. Разбирая папки и тетради, понимаешь, какой это титанический труд – занятие историей и краеведением в 70-80-е годы прошлого века и ранее! Это нельзя назвать увлечением, это – страсть. Десятки папок и тетрадей с законспектированными редкими старыми книгами, место хранения которых найти-то проблема. Это сейчас стало легче: огромный объём информации предоставляет интернет. Поэтому все эти люди наперечёт, все их знают, пользуются их знаниями, а вот оценить забывают. Спортсмен, прокурор, директор предприятия может стать почётным гражданином нашего города, а люди, создающие его исторический облик, почему-то нет.

    Вернёмся к нашему театру. Вот что пишет Нина Комовская. «К сожалению, сведения о театре того времени, когда хозяином Выксы был Баташёв, невелики. В основном это воспоминания жителей. В местных краеведческих материалах можно найти о Выксунском театре весьма скупые данные. И если в печати прошлого века проскальзывают какие-нибудь сведения об этом, то они относятся большею частью к дальнейшему периоду существования театра – 30-м и 40-м годам прошлого века. Театр, как можно судить по данным позднейшей печати, был построен Иваном Родионовичем в начале XIX века и предназначался для постановок в основном драматических произведений. Но бывали и исключения. Таким исключением служила, например, опера-водевиль в двух действиях «Встреча незваных» (сюжет 1812 г.). Полное название её – «Крестьяне, или Встреча незваных». Автором этого произведения является А.А. Шаховской, один из плодовитых драматургов первой половины XIX века. Что касается актёрского состава, то о нём известно очень немногое. И тут становятся весьма досадными имеющиеся и поныне пробелы в ранней истории Выксунского театра, из-за которых мы не знаем, кто были эти крепостные актёры, как они отбирались Баташёвым, играл ли на сцене он сам, выступали ли на ней его родственники. «Встреча незваных» могла идти не ранее 1814 года. А что ставилось в Выксе до этого и когда фактически театр начал существовать – эти вопросы остаются для нас неразрешёнными. Так же не разрешён вопрос и о времени существования баташёвского театра. Возможно, что до постройки специального помещения для театра крепостные Баташёва принимали участие в живых картинах, домашних спектаклях, дивертисментах, устраиваемых Баташёвым на дому по примеру богатых помещиков. Впоследствии эти крепостные становятся уже настоящими актёрами, выступающими на подмостках театра. Судя по сохранившимся многочисленным преданиям, записанным от выксунских старожилов, Баташёв любил окружать себя талантливыми людьми, любил поощрять их способности, давая возможность учиться у специалистов, только не любил давать им вольную, отзывая обратно всякий раз, как только подходил к окончанию срок их обучения. По преданиям же, он выезжал со своими актёрами в Петербург, чтобы там похвастаться ими перед столичными зрителями».

    Отсутствие легенд, воспоминаний, документов говорит о многом. Нечастым гостем на Выксе был Иван Родионович Баташёв. Работа заводов, содержание имения были отданы на откуп управляющим, так же из числа крепостных. Отлаженный механизм работал, и было достаточно нечастых инспекционных проверок. Кроме этого, в 1782 году Иван Родионович женился во второй раз. Просвещённая супруга из богатой московской купеческой семьи Москвиных, видимо, скорректировала на достаточно продолжительное время интересы Баташёва-младшего. А влияние на него она имела большое. Ведь почти сразу после заключения брака Иван Родионович потребовал у старшего брата раздела имущества, тем самым смертельно его обидев. Далее в угоду молодой жене – строительство домов в подмосковной Ивантеевке, бумажной фабрики там же, огромного московского дома. Давайте в этом месте остановимся и каждый задаст себе вопрос: где жить – в огромном, занимающем целый квартал, дворце в Москве или в лесной глуши, в селе из нескольких десятков домов? Поэтому-то Выкса с этого периода и до конца его жизни вниманием барина не избалована. Ну, а самый лучший барин (руководитель, командир) – это тот, который где-то там… Помните из русского старого: «барин приедет, барин рассудит». Скорее всего, что очень хорошо согласуется с исследованием Комовской, небольшие театральные постановки готовились благодарными подданными к приезду Ивана Родионовича с инспекционными проверками. Чтобы супруга не скучала во время «производственных совещаний» и инспекций Выксунской группы заводов, необходимо было развлечение, вот и появилась актёрская труппа из крепостных для небольших спектаклей, не оставшихся в воспоминаниях. А так как на Выксе всегда всё делалось хорошо, то и к театру относились совершенно серьёзно.

     

    Война 1812 года и театр на Выксе

    Поэтому-то другая судьба у постановки, указанной в работе Комовской, – оперы-водевиля «Встреча незваных». Время создания сюжета – 1812 год, а его актуальная патриотическая тема – партизанское движение.

    В России война. Наполеон с армией в Москве. В роскошном московском доме Ивана Баташёва расположился генерал французской армии Мюрат. А где сам хозяин? В Петербурге сыро. Потеря сына и невестки, сгоревших от чахотки, не могла не обеспечить негативного отношения к проживанию на берегах Невы. Ивантеевка, где супруги Баташёвы разбили парк и выстроили новые дома, слишком близко к театру военных действий. То же и Тула. Выкса, пожалуй, лучший вариант пересидеть невзгоды войны и дождаться окончания ремонта московского дома. И если уже воевали с комфортом (это я о генерале Шепелеве), то пережидать военные напасти в глуши необходимо было не менее чем с театром.

    Давайте зададим себе вопрос: как сия опера, то есть её либретто, оказалась на Выксе? Вот тут опять выступает из полутени просвещённая супруга Ивана Родионовича, Елизавета Осиповна Москвина – дочь московского купца первой гильдии, происходящая из старой, богатой и просвещённой московской купеческой семьи. Дама с воспитанием, образованием и, как следствие этого, с характером и амбициями. Чего только стоит тот факт, что в 1802 году Борис Карлович Бланк, известный стихотворец XVIII века, можайский предводитель дворянства, сентиментальные стихи коего печатались в «Московском Зрителе», «Аглае» и «Дамском журнале», издал сборник «Аония, или Собрание стихотворений». В сборнике представлены основные мотивы журнальной поэзии конца XVIII − начала XIX веков и её разнообразные жанры (послание, эпиграмма, мадригал, эпитафия, рондо, «эмблема»). Белинский отметил
    «Аонию» в ряду примечательных явлений «женской» литературы. По утверждению М.Н. Макарова, российского писателя того времени, поэтессы Москвины (Елизавета Осиповна вместе с сестрой Марией Осиповной) были авторами этого сборника. Автор же «Встречи незваных» князь А.А. Шаховской учился в Благородном пансионе при Московском университете, который окончил в 1792 году. А в 1799-м состоялось учреждение литературного общества «Собрание воспитанников университетского Благородного пансиона», первым председателем которого стал В.А. Жуковский. К чему это я? Спросите коренных москвичей, и они вам обязательно скажут, что Москва маленький город. А в границах этого города литераторы, в собственном сообществе, стоят вообще плечом к плечу. Таким вот образом через Елизавету Осиповну и попало в наши края это литературно-музыкальное произведение. Скорее всего, она и была куратором этой постановки. Да что постановки! Пожалуй, ради неё и с её легкой руки Выкса обзавелась театром и труппой. Чего только не сделаешь ради женщины!

    Не торопитесь ставить крест на этой версии. У нас есть с чем сравнить. Вспомните другого Баташёва, Андрея Родионовича. Как-то всё скромнее на Гусь-Железном. Вторая жена из «простых», бывшая дворовая девка, да и про театр не слышно. Это к вопросу о катализаторах некоторых процессов.

     

    О здании театра эпохи Ивана Баташёва

    Теперь о первом здании Выксунского театра. На наше счастье, сохранилось его изображение.

    Известно так же, что был он деревянным. Достаточно оригинальное архитектурное решение. Эта постройка загадочно исчезла к 1821 году, моменту смерти Ивана Родионовича. По заказу его зятя Д.Д. Шепелева, взявшегося поначалу с интересом за бизнес, были составлены планы выксунских заводов и имения, на которых строение под названием театр отсутствует. А вот в 1826 году в книге Свиньина мы имеем каменный театр в конце центральной липовой аллеи парка у зверинца. Но об этом потом, а пока здание театра эпохи Баташёва.

    Давайте присмотримся к изображению. Обсуждать архитектурные изыски в виде башенки не стоит? Можно сослаться на желание заказчика при строительстве и на этом поставить точку. А если подойти разумно и принять во внимание факт, что Баташёвых никто никогда в сумасбродстве не обвинял, всё, возведённое ими, логично и подчинено архитектурным законам того времени, то получим деревянное здание с башенкой – световым фонарём. Расположен этот архитектурный элемент по центру крыши для равномерного освещения всего помещения, что несколько не согласуется с технологией театральных постановок. Чуть позже вернёмся к этому.

    Теперь липовая аллея. Которая из них? Я знаю как минимум две, идущие параллельно друг другу от главного дома. Центральная, ширина которой с изображением на рисунке не согласуется, и боковая, несколько уже первой. Вы, конечно, поняли, к чему я веду. Здание этого баташёвского театра, изображённого на рисунке, располагалось на месте современного двухэтажного жилого дома. Там их два. Так вот, на месте того, чьи окна выходят на пруд. Фактически в углу парка времён Ивана Родионовича. Не торопитесь бросать камни. У меня есть основания для такого заявления.

    Первое. Большая часть кирпичной стены, огораживающей с фасада этот дом, стоит на фундаменте времён Баташёвых. Что же там было?

    Второе. Есть картина, изображающая в романтическом стиле барскую усадьбу (вид со стороны Верхнего пруда).

    Её фоторепродукция, переданная московским архитектором-реставратором О.К. Савельевой, находится в фондах музея Выксунского металлургического завода.

    Вот пруд, вот барский дом, вот оранжерея, примыкающая к восточному крылу дома. А вот интересное сооружение с башенкой на крыше, стоящее как раз напротив боковой аллеи, если смотреть из парка. Качество, конечно, не очень, но разобрать можно. Оранжерея, в которой «прогуливались гости», длинная деревянная галерея на уровне второго этажа дома, с которой открывался прекрасный вид на пруд. Ну и возможность попасть в здание театра через оранжерею, не выходя на улицу. По-моему, логично.

    Не верите? В архиве Льва Шестерова я нашёл ссылку на книгу Ивана Белоконского «Деревенские впечатления (из записок земского статистика)». Книга издана в 1909 году. Так вот, сей автор описывает имение Ивана Родионовича Баташёва. К интересующей нас теме относится следующее: «Сам дом – это громадное и достаточно изящное здание в несколько десятков комнат, построено в два этажа и изобилует простором… Некогда, судя по развалинам, к южной части главного корпуса примыкал каменный, светлый, крытый ход в театр. Театр этот был переделан из манежа…» Далее про подвалы и ходы. Напомню, что «манеж» – это прямоугольное или круглое здание для обучения верховой езде. Вот вам и световой фонарь в центре крыши для равномерного освещения всего помещения.

    Итак, подытожим. Картинка с изображением здания театра, узкой липовой аллеей, отсутствием леса за театром, который бы должен быть, если бы эта постройка располагалась на краю оврага-зверинца, фото старой художественной работы, труд Белоконского позволяют точно определить место, на котором располагался первый на Выксе театр. Вернее, здание, которое приспособили под театр в период вынужденного длительного проживания хозяина с супругой в нашей глуши.

    Это была первая, да пожалуй, и единственная вспышка звезды под названием «Баташёвский театр на Выксе».

    Изгнан Наполеон. Затрачены несколько сотен тысяч рублей на ремонт дома на Швивой горке. Всё возвращается на круги своя. Баташёвы покидают Выксу. И покидают, видимо, навсегда. Иначе как объяснить разрушение того, над чем мы с вами только что ломали головы. Не нужны стали оранжерея, галерея, театр. В 1821 году вернётся на Выксу хозяин для того, чтобы упокоиться навечно в склепе Христорождественской церкви. Да и здесь не случилось по его желанию. Но это другая повесть, а мы переходим на следующую, более яркую страницу истории Выксунского театра.

     

    Шепелев и театр

    Так кто же был застрельщиком продолжения театральной истории на Выксе? Давайте начнём с того, что известно.

    Умирает Иван Родионович Баташёв, и хозяином заводов, имений и всего прочего становится Дмитрий Шепелев. Именно с обретением им полной власти над баташёвским имуществом и капиталами следует связать и начало эпохи безумного расточительства. Ну а что вы хотели? Гусар. Личность достаточно интересная, но не уровня предпринимателей Баташёвых. В псевдоисторической литературе, изготовленной к различным юбилеям, авторы, работавшие по заказу, сгладили его негативные стороны, оставив нам только образ военного, генерала, участника нескольких кампаний. Забыли и о его, по-военному спланированной, операции по охоте за огромным приданым, эпиграммах на него, отражающих суть характера, и многом другом, без чего портрет явно неполный. А ведь именно он, привыкший к расточительству в среде московского богемно-театрального бомонда, решил перенести это всё на Выксунскую землю. Очень хорошо охарактеризовал его в 2007 году кандидат исторических наук Саранского университета Евгений Седов в своей диссертации

    «Государственная служба и предпринимательская деятельность Дмитрия Шепелева». Он пишет: «Между ним (Шепелевым) и остальным миром словно ложилась какая-то тонкая разграничительная линия. Военное сообщество являлось для Дмитрия Шепелева прочным убежищем, тихим и мирным пристанищем; всё, что было за его пределами, было чем-то далёким, чуждым для него. Говоря иными словами, следует сказать, что только через военную службу Дмитрий Дмитриевич мог реализовать себя наиболее полно и плодотворно». Очень интересно и у Н.Д. Комовской: «Между тем для Д.Д. Шепелева, любившего «пожить с эффектом», театр играл не последнюю роль. Воспитанный на идеях французских энциклопедистов, Шепелев обладал, как говорили, даже некоторым вольномыслием и питал страсть к театру. Впрочем, эта страсть выражалась им очень своеобразно. Подобно многим светским людям своего времени, он часто и до женитьбы посещал спектакли, причём одаривал». Естественно, что он передал эти, не совсем здоровые, свойства своего характера сыновьям. Они же и воплощали в реальность планы отца, не произведя на свет своих собственных. Старшего даже нарекли «Нероном Ардатовского уезда», да и младший ушёл недалеко.

     

    А где театр?

    Вернёмся к театру. Для его нового здания определено место в конце центральной парковой аллеи у границы зверинца. Театр должен быть не хуже, чем в столице. Денег хватит. Существуют свидетельства современников о том, что театр построили по образу и подобию Мариинского в Петербурге или Малого в Москве. Свидетельства разные, но масштабы понятны.

    В своих «Воспоминаниях о детстве и юности», а это период 1820-1840 годов, писательница Евгения Тур, описывая Выксунский барский дом и характеризуя Д.Д. Шепелева, ни одним словом не обмолвилась о театре, что позволяет предположить, что в 1821-1822 годах строительство здания театра только началось.

    В 1823 году Выксу посетил журналист П.И. Свиньин, в 1826-м вышла его книга «Заводы бывшие Баташёва, ныне принадлежащие Шепелеву Д.Д.». Так вот, театр там подаётся как готовый объект, и лишь отсутствие восторженных описаний внутреннего устройства, свойственных Свиньину, наводит на мысль о том, что он в очередной раз немного приврал.

    Не углубляясь в описание личностей сыновей Шепелева (они достойны отдельной истории), продолжим линию, связанную с театром. Период расцвета театра совпадает по времени с хозяйствованием в Выксе Ивана Дмитриевича и Николая Дмитриевича Шепелевых. Из письма художника Михаила Скотти следует, что в то время оформление здания театра находилось в завершающей стадии. Скотти в это время расписал плафон (создал потолочный декор) и ложи. Тем не менее мы видим, что театр уже работал по предназначению. Была труппа, оркестр, готовились постановки. А вот описание театра капельмейстером Н.Я. Яковлевым: «Театр на Выксе был немногим меньше Петербургского Мариинского театра. Вся обстановка и все приспособления были превосходны, механическая часть безукоризненна, и самые сложные оперы тогдашнего времени шли без всяких затруднений. Театр освещался газом. Надо заметить, что в то время даже императорские театры в Петербурге освещались масляными лампами».

    Теперь обратимся к краеведческой работе Валентины Балдиной. «В 1839 году в Выксе у Шепелевых два месяца жил известный танцовщик, один из основателей московского балета Адам Павлович Глушковский (1793-1870 гг.). Он был приглашён «составить из шепелевской балетной труппы два дивертисмента и дать немного танцевальных уроков». 

    В своих «Воспоминаниях балетмейстера», написанных в конце жизни, Адам Павлович вспоминает с удовольствием Выксу 30-х годов, «маленький городок», где его радушно приняли и щедро отблагодарили за труд; прекрасный крепостной театр поры его расцвета».

    Несомненно, внимания заслуживает свидетельство о Николае Дмитриевиче Шепелеве известного русского скрипача и композитора XIX века Николая Яковлевича Афанасьева (1820-1898 гг.). В 1841 году он через князя Голицына получил приглашение к его родственнику Ивану Дмитриевичу Шепелеву капельмейстером в театр. Условия предложены были прекрасные: жалование хорошее, квартира, самостоятельное положение. Николай Яковлевич с радостью согласился. Приехав в Выксу, он играл Ивану Дмитриевичу на скрипке, «понравился, его расположение сразу было обеспечено». Иван Шепелев поручил музыканту заведовать оркестром и хором. Несколько лет (1841-1846 гг.) Н.Я. Афанасьев был капельмейстером в Выксунском домашнем театре.

    В старости Николай Яковлевич пишет свои «Воспоминания» (1890 г.), здесь немало страниц о Выксе 40-х годов, а также рассказы о прошлом, о Баташёвых, Шепелевых, восхищённое описание шепелевского крепостного театра, театральной школы и т.д. Много внимания автор уделил Ивану Дмитриевичу, его талантам и причудам, его пагубному увлечению «общением с духами» (спиритизмом). О младшем Шепелеве Н.Я. Афанасьев рассказал значительно меньше, но и это немногое интересно, даёт штрихи к его портрету. Разумеется, Николая Дмитриевича он знал неплохо, потому что несколько лет жил с ним под одной крышей. «Мы с ним сошлись дружески, и я сделался его всегдашним партнёром на бильярде», – рассказывает Николай Яковлевич и вспоминает связанный с этой игрой случай. Свой бильярдный, в три тысячи, проигрыш музыканту Николай Дмитриевич оплатил, по его просьбе, прекрасной скрипкой знаменитого мастера Гварнериуса. Она была в оркестре и Н.Я. Афанасьеву «чрезвычайно нравилась»: «Таким образом мне досталась скрипка, впоследствии оказавшая мне немало услуг».

    О Николае Шепелеве того времени, когда он после разрыва с братом стал выксунским заводовладельцем и хозяином имения, есть эпизод в обстоятельном, серьёзном двухтомнике воспоминаний «Полвека русской жизни» (т. I, 1872 г.). Автор его – Андрей Дельвиг (1813-1887 гг.), двоюродный брат любимого друга А.С.Пушкина Антона Дельвига. «Русский инженер, генерал-лейтенант инженерного корпуса. Один из организаторов и первый председатель Русского технического общества. Руководил строительством водопровода в Москве и Н. Новгороде, железных и шоссейных дорог и др.», – так сказано о нём в «Энциклопедическом словаре». Даровитый, трудолюбивый и энергичный, с незаурядными организаторскими способностями, Андрей Дельвиг в 40-е годы был главным правительственным инспектором частных железных дорог России. В 1845 году приезжал по делам в Выксу. «В декабре, – пишет Андрей Иванович, – я ездил с Глинским на Выксунские заводы Шепелевых для предварительных переговоров о поставке для нижегородского водопровода паровых машин, чугунных труб и других металлических вещей... Короткое время, которое я провёл на Выксе, давались в большом, хорошо устроенном театре оперы, в которых пели крепостные певцы и певицы, балы, маскарады, не говоря уже о ежедневных больших обедах».

    Историю заводов он, видимо, знал неплохо, и именно Шепелевых считает А.И. Дельвиг причастными к их бедственному положению. Его доказательства: «Бывший владелец завода Дмитрий Дмитриевич Шепелев сделал большие долги вследствие роскошной жизни, а впоследствии… был устранён от управления… Старший его сын, слабоумный Иван… вёл заводские дела очень дурно, а между тем, издерживая большие деньги на свою жизнь, наделал несметные долги и разорил заводы. Его младший брат Николай, совершенный идиот, по наущению… родственников… сумел достигнуть устранения старшего брата от управления, который после этого жил в Москве, едва получая достаточно для своего прокормления».

    Ну вот, заводской кризис, устроенный хозяевами, сказался и на театре. Закончилась эпоха Шепелевых, ушли они из Выксы, вместе с ними ушли и деньги, обеспечивающие существование труппы и театра. Расцвет Выксунского театра был недолог, примерно с 1838-го по 1846 год, но оставил множество ярких воспоминаний и интересных историй.

     

    Что же со зданием театра?

    Любой дом нуждается в уходе. Театр был закрыт и предстал перед жителями Выксы только после Октябрьской революции 1917 года. Заводы были национализированы, то есть перешли в народную собственность. То же случилось с домом и парком. Территория парка была открыта для свободного доступа. Но новая власть обнаружила, что простоявший без присмотра и ухода более 50 лет театр и расположенные рядом оранжереи находятся в плачевном состоянии и использоваться по назначению или быть быстро отремонтированы и переданы для какого-то иного использования (как это было с главным усадебным домом) не могут.

    Как пишет Лев Шестеров: «Учитывая культурно-оздоровительные запросы бурно растущего города, Горьковский Крайпосгор, по заданию завкома ВМЗ, составил в 1936 году проектное задание на реконструкцию Выксунского ЦПКиО им. Лепсе (как его тогда называли). Предполагалось, учитывая прогнозируемый быстрый рост населения Выксы, оцениваемый к 1942 году до 65 000 чел., расширить его территорию до 48 гектаров. Расширение территории должно было осуществиться за счёт окультуривания и превращения в парковую зону территории бывшего зверинца – рощи. Здесь планировались аллеи, цветники, различные парковые сооружения. Проект был утверждён в ЦК профсоюза, выделены средства. Время воплощения проекта реконструкции в жизнь было определено в пять лет – с 1936-го по 1940 год. Объекты реконструкции, намеченные на 1937 год: зелёный театр, танцплощадка, детский городок и другие – были построены, но в дальнейшем работы в парке были свёрнуты».

    Кроме перечисленного, были проведены отсыпка перешейка через овраг зверинца для продления центральной аллеи. Туда и ушёл кирпич и прочие останки театра и располагавшихся рядом оранжерей. Поэтому эти объекты для нас так загадочно исчезли, оставив только воспоминания и несколько (ну очень мало) небольших материальных свидетельств. Мелким боем красного кирпича, оставшегося при разрушении здания, была отсыпана часть добавленной аллеи. Прогуливаясь там, прислушайтесь повнимательнее, может что-то и услышите…

     

    Владимир Королёв.
    P.S. Материал напечатан в сокращении.
    Полностью читайте: «Мой музей» Korolevo/vyksa@livejournal.com

     

    Рубрики:

    Номер:

  • отправить другу
  • распечатать
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить