знач. изм. знач. изм.
EUR USD 19/01 56.76 -0.1672 EUR EUR 19/01 69.26 -0.0852
Погода за окном:

  • Такое унылое Солнце

    У единственной звезды Солнечной системы и деревни Выксунского округа с одноимённым названием есть одно сходство – большая отдалённость от людей

    2016-01-27 0
    Такое унылое Солнце

    24 июня 2015 года в нашей рубрике, в рамках которой рассказывается об истории деревень и посёлков Выксунского округа, вышел фоторепортаж о деревне Солнце II под названием «Солнце для одного человека».

    Спустя полгода после той публикации предлагаем читателям краткое описание истории зарождения, развития и «угасания» деревни Солнце I, находящейся всего в нескольких сотнях метров от Солнца II.

    Очевидно, в самом начале повествования стоит привести некоторые детали из прошлогодней статьи о Солнце II, чтобы снова избежать путаницы в названиях. Согласно постановлению № 2240 администрации Выксунского района «Об утверждении единого адресного справочника» от 9 сентября 2009 года, две находящиеся рядом деревни Солнце I и Солнце II были юридически сведены в один посёлок и с того момента имеют общее название – Красное Солнце. Однако поменялась только вывеска, а на деле никаких изменений не произошло: после переименования новоявленный посёлок Красное Солнце объединил две населённые точки в одну только на бумаге, а в реальности Солнце I и Солнце II по-прежнему две разные деревни, хотя и находятся рядом.

    И ещё одна важная подробность, о которой тоже упоминалось в июньской статье «ВР». Деревня Солнце I, несмотря на наличие индекса «1» в своём названии, была образована на 10 лет позже деревни Солнце II (эти населённые пункты появились соответственно в 1924 и 1914 годах). Солнце II ведёт свою историю со времён царской России и является ровесницей Первой мировой войны, а деревня Солнце I (о которой и пойдёт речь ниже) появилась уже во времена правления большевиков, в 1924 году, в самый разгар проведения новой экономической политики в стране. К сожалению, документы, объясняющие причину, по которой более «молодой» населённый пункт получил к своему топониму приставку-индекс «1», не сохранились.

    …Деревня Солнце I, находящаяся в 53 км от Выксы, появилась на нашей карте в результате массового переселения в Выксунский уезд жителей владимирского села Дмитриевы Горы (расположено на берегу реки Оки примерно в 23 км от г. Меленки). После окончания Гражданской войны на Владимирщине бушевали голод и болезни, крестьянам катастрофически не хватало плодородной земли, и потому жители Дмитриевых Гор в поисках лучшей жизни устремили свой взор в сторону более благополучной соседней Нижегородской губернии. К слову говоря, дмитровчане являлись основателями не только деревни Солнце I в нашем Выксунском уезде. К примеру, село с красноречивым названием Новодмитриевка так же было основано выходцами из села Дмитриевы Горы в 20-е годы прошлого столетия.

    Жизнь в Солнце I почти сто лет назад зарождалась по классическим для того времени законам: приехали переселенцы-крестьяне, получили право на землю, наметили участки, повалили деревья, выкорчевали пни и камни, а дальше – строили дома и разрабатывали участки для сева. Всё вручную, никакой механизации. Между прочим, здешняя земля была не ахти какой плодородной – сплошной песок. Будут летом дожди – можно надеяться на хороший урожай, а коли сезон засушливый – всё, считай, плакали твои труды. После начала коллективизации, в 30-е годы прошлого века, в Солнце I и Солнце II образовались колхозы, в работу которых постепенно было втянуто на добровольно-принудительной основе практически всё население обеих деревень. Надо заметить, что современные россияне в соцопросах по-разному относятся к коллективным хозяйствам, существовавшим в советское время: кто-то их отчаянно ругает, кто-то хвалит, кто-то недоумённо пожимает плечами, но (нравится нам это или нет) колхозы – это часть нашей истории, и они сыграли важнейшую роль в существовании тогдашней государственной системы.

    – Я бы не стал однозначно оценивать форму ведения сельскохозяйственной деятельности как заведомо неэффективную, – делится мнением кандидат экономических наук Глеб Рубашкин. – В качестве примера можно привести кибуцы (сельскохозяйственные коммуны – прим. авт.) в Израиле, которые до сих пор довольно благополучно существуют. В СССР на этапе коллективизации в 30-е годы прошлого века, конечно, мало кто понимал, как же следует организовать работу колхозов. Многие крестьяне выступали против коллективных хозяйств, поскольку не видели, какие блага он им может дать взамен отобранной в «общий котёл» собственной земли и скотины. Да и сами жёсткие методы коллективизации и раскулачивания значительно ухудшали ситуацию. Многие эффективные хозяйства оказались «за бортом» по той причине, что попросту не было грамотных руководителей, а уровень механизации был крайне низок.

    Однако то, что произошло с колхозами в послевоенный период, говорит о том, что единое хозяйство и при данной форме управления можно вести вполне успешно, если делать это, что называется, с головой. Темпы роста денежных доходов, отчислений на пополнение неделимых фондов, посевных площадей и количества сельскохозяйственной техники во второй половине 50-х годов прошлого века говорят об этом достаточно красноречиво.

    В период застоя и перестройки сельское хозяйство страны постепенно деградировало, а в период расцвета рыночных отношений вообще практически полностью пришло в упадок. Но я считаю, что это было обусловлено не самой формой ведения хозяйства, а безграмотной государственной политикой.

    …С началом Великой Отечественной войны в Солнце I наступили поистине тяжёлые времена. Развитие деревни по естественным причинам застопорилось, поскольку большую часть взрослых трудоспособных мужчин призвали на фронт, а основная нагрузка по выполнению сельхозработ в здешнем колхозе «Красное Солнце» тогда легла на плечи местных детей и женщин.

    – В маленькой деревушке после потери кормильца жить очень тяжело, – горестно качает головой 75-летняя жительница Солнца I Екатерина Торгашова, вспоминая свои детские годы. – Ох и намучилась мамка с нами! Когда ещё совсем маленькой девочкой была, помню, возьму плошку ржи и иду к соседям – на жерновах перемолоть. Ну что там намелешь, муки-то, – с горсточку! А ещё помню, как по ночам на колхозных полях помогала старшим украдкой гнилую картошку выкапывать, – вот, милый, как мы жили!

    Екатерина Петровна – коренная солнцевская жительница, практически всю жизнь прожившая в своей родной деревне, многое рассказала о послевоенной жизни в Солнце I. Например, поведала, что даже после окончания ВОВ (то есть в то самое время, когда страна быстро поднималась из руин, а советская экономика начинала свой стремительный взлёт) привычный уклад местной жизни в деревне не менялся годами:

    – Зимой вечерами зажигали керосиновые лампы, вязали кружева и пряли пряжу. Много было возни с дровами – в лесу сначала деревья спили, к дому привези, наколи… В 16 лет я бросила школу и три сезона ездила на местные торфяники. Не женская это, конечно, работа, но куда денешься, когда нужда припрёт? Мыла полы, опахивала картошку в колхозной артели, часами просиживала на прополке грядок. И работали – за палочки, за трудодни! И что мне теперь с этими трудоднями делать? Не жизнь, а каталага! – в сердцах ругается пенсионерка.

    Реальные надежды на улучшение условий жизни у солнцевских жителей появились в 1965 году, когда местный колхоз после проведённых преобразований вошёл в состав новообразованного совхоза «Гагарский». На тот момент в Солнце I числилось 29 хозяйских построек, в которых проживало в общей сложности 128 человек (девять из них отсутствовали, как лаконично сообщает рукописный «Список населённых пунктов» от 1.1.1965 г., находящийся на хранении в выксунском архивном отделе). Итак, после подсчёта колхозного добра объединённые хозяйства деревень Новая, Солнце I, Солнце II сформировали Новское отделение №2, а центральное правление совхоза располагалось в деревне Гагарская. Забегая вперёд, скажу, что следующая четверть века стала для жителей Солнца I действительно самой благополучной за всю историю существования деревни.

    В середине 60-х годов прошлого столетия в Солнце I провели электричество. Примерно в это же время там проложили водопровод, хотя в соседней деревне Солнце II его так и не дождались. И это весьма показательно, поскольку даже в более крупных деревнях и сёлах нашего округа на тот момент системы подачи воды в дома не было. А вот в отдалённом небольшом пункте на границе Выксунского и Вознесенского районов проблема с водоснабжением была оперативно решена. Но в остальном деревня Солнце I ничем не отличалась по наличию инфраструктуры от других сёл нашего округа. Если говорить о местных колхозных постройках, то в это число входили два коровника, телятник, пасека, кузница и конюшня. А в социальном плане – для здешних жителей работал местный магазинчик и деревенский клуб, в котором крутили привозные фильмы и там же проводили собрания и торжественные мероприятия. Кстати, как и во многих деревнях нашей страны, в Солнце I и Солнце II были свои престольные праздники – православные торжества местного значения. В Солнце I таким днём считался Покров (1 октября по старому стилю), а в соседней деревне Солнце II – Михайлов день (8 ноября).

    Вот пример в доказательство того, как существенно улучшились в позднесоветский период социальные условия в Солнце I. Приведу часть выступления из доклада председателя исполкома В.В. Кокоревой, который она зачитала 29 октября 1982 года на собрании Новского совета народных депутатов. В своём отчёте «Об улучшении торговли и бытового обслуживания на территории Новского сельсовета» тов. Кокорева докладывала, что «магазины за 9 месяцев текущего года в деревнях Старая и Дальне-Чёрная не выполнили свой план по товарообороту (итог – 86 %), в то время как магазины в деревнях Гагарская (110 %), Новая и Дальне-Песочная (в обеих – 106%) перевыполнили план по выручке». Однако настоящим лидером по товарообороту (121%) оказался именно солнцевский магазин, выручив на продажах за три квартала 1982 года 48 тыс. рублей (по спущенному сверху плану необходимо было получить как минимум 39 тыс. рублей). Казалось бы, невелики успехи, но именно такие вот незначительные, на первый взгляд, детали и помогают сложить воедино, словно мозаику, общее представление о тогдашней деревенской жизни. Простая логика: выросло благополучие жителей – возросла покупательская способность граждан.

    У нашей сегодняшней истории про деревню несчастливый финал: в 1991 году распался Советский Союз, а далее – в результате экономической нестабильности в стране – последовал скорый развал совхоза «Гагарский». По своей сути совхозы были государственными предприятиями, а потому на «Гагарском» в своё время были завязаны все ниточки социального благополучия близлежащих деревень: Солнце I и Солнце II, Тайга, Дальне-Чёрная, Новая, Ягодка, Дальне-Песочное и т.д. «Накрылся медным тазом» совхоз – прекратилась господдержка на должном уровне, и враз лишились работы многие жители вышеперечисленных деревень. В результате упал уровень доходов местного населения, обнажились десятки больших и малых проблем. Стоит ли удивляться тому, что люди, устав от безысходности, постепенно, год за годом, уезжали из родных мест?

    На момент выхода статьи в Солнце I проживало две семьи (всего – четыре человека) плюс периодически в деревню наведываются трое сезонных жителей. Нынешняя солнцевская картинка – удручающая: по обеим сторонам единственной в деревне улицы тут и там стоят полусгнившие сараи и ветшающие бесхозные избы. Впрочем, есть и несколько вполне крепких домов, но они на общем фоне серых развалюх как-то незаметно растворяются. Находясь в этой запущенности, очень трудно отделаться от мысли, что время тут не просто остановилось, а вообще будто бы течёт вспять. Даже воздух в этой еле живой деревне кажется каким-то тягучим, особенным. Ныне в Солнце I не осталось ни одной досочки, ни одного камушка от колхозных советских построек, кроме одиноко стоящей за домами водонапорной башни, которую на заросшем поле видно издалека. И вот эта облезлая водокачка, похожая на гигантский гриб-памятник, которая в бытность свою создавала необходимое давление для подачи воды в местные избы, лишний раз служит здесь напоминанием, что нелёгкая судьба нашего Солнца постепенно близится к закату…

     

    • Вид со спутника: так из космоса выглядят деревня Солнце и протекающая рядом река Солнце, окружённые со всех сторон тёмно-зелёными «пятнами» леса

     

    • д. Солнце, съёмка – декабрь 2015 г. Эти три деревянных домика – последние постройки в левой части деревни, а дальше, в нескольких сотнях метров, находится соседняя деревня Солнце II

     

    • Екатерина Петровна Торгашова (75 лет): «Я коренная жительница Солнца, тут я родилась, здесь и хочу дожить свой век. Детство у меня было тяжёлое: папа пропал без вести в начале войны, когда мне и трёх лет ещё не было, и всю жизнь нас, семерых детей, мать тянула. После замужества в 1959 году я уехала к брату в Казахстан на заработки, но и там ситуация была тяжёлая, пришлось через шесть лет снова вернуться в Солнце. Устроилась дояркой на местную ферму, растили с супругом детей, а потом грянули 90-е, и все жители мало-помалу разъехались кто куда. Нынче дочь живёт в Антоповке, сын в Выксе, а я вот с мужем здесь, в деревне. Переезжать? Нет, не нужна мне городская суета – я, бывало, только к родне на пару деньков приеду, тут же начинаю скучать по деревне…»

     

    • Николай Шуянов (50 лет): «В Солнце я родился и жил долгое время, и с этими местами у меня связано много разных воспоминаний. Жалко, конечно, что такая хорошая деревня почти обезлюдела, а раньше жизнь кипела тут! Мальчишкой, помню, летом целыми днями с местными ребятами играл в футбол, а зимой мы все дружно перебирались на речку и гоняли на льду шайбу. Иногда дрались, куда же без этого: вместе с приятелями из деревни Новая в школе «воевали» с гагарскими и дальнечерновскими ребятами, мы их недолюбливали, а они – нас. Всё в Солнце полетело в тартарары, когда здешнее отделение совхоза «Гагарский» развалилось и местные люди остались без работы. Народ стал постепенно уезжать, жителей здесь уже ничто не держало – бросали дома со всеми пристройками, продавали скотину и уезжали навсегда. Со временем и я тоже переехал, а сюда, в деревню, сейчас приезжаю только на выходные, чтоб присмотреть за домом»

     

    • Водопровод в деревне провели в 60-е годы прошлого века, и эта напорная башня исправно работала более 30 лет. На стыке XX и XXI веков, в период массового отъезда солнцевских жителей, никто не занимался текущим ремонтом водоснабжения, система подачи воды постепенно ветшала, пока окончательно не вышла из строя

     

    • Запущенный вид этих деревенских качелей свидетельствует, что забавляться весёлым катанием в Солнце уже давно некому. Обратите внимание: к поперечной балке качелей приварена самодельная система оповещения жителей при пожарах или иных экстренных ситуациях – железная болванка и металлический стержень. В случае тревоги любой находящийся поблизости от этого «колокола» житель должен был что есть силы бить прутом по болванке как в барабан, тем самым привлекая всеобщее внимание людей. Такие «народные» системы оповещения о различных ЧП в царские и советские времена стояли во многих наших деревнях, а ныне стали большой редкостью

     

    • После того как в конце 90-х годов прошлого века из Солнца уехала бо́льшая часть жителей, закрыли за ненадобностью и деревянный магазинчик у дороги. Местная жительница Екатерина Торгашова сетует, что «продукты сейчас в деревню не завозят, никакой помощи вообще нет», поэтому за покупками пенсионерке приходится самостоятельно добираться в соседнюю деревню Новую

     

    • Дома, в которых живут люди постоянно или хотя бы сезонно, видны в деревне издалека по наличию целых стёкол в оконных рамах и по тому, что рядом с ними, например, нет трухлявых сараев и поваленных заборов

     

    • «Как лошадей не стало, так чего на себе не припрёшь, того и в дому и нет…» (А.И. Солженицын, «Матрёнин двор»)

     

    • В самом конце деревни стоит выгоревший под солнечными лучами таксофон. Этот телефон-автомат исправен (я проверял – идут гудки), но звонить по нему совершенно некому. «Для звонка карта нужна, – говорит местная жительница Екатерина Торгашова, – а у меня её сроду не было. Сейчас же все пользуются этими… как их… мобильниками, вот и у меня такой телефон дома лежит, только я им пользоваться не умею!»

     

    • Домашний охранник Екатерины Торгашовой встретил фотокамеру весьма злобно, но реакция собаки вполне естественна, ибо в далёкой полузабытой деревне любой незнакомый человек на улице вызывает больше недоверия, чем любопытства

     

    • Местный солнцевский прудик ныне напоминает большую лужу, хотя совсем недавно уровень воды в нём был гораздо выше – на это указывают наличие камышовых зарослей, положение мостика и более высокие отметки береговой линии

     

    В конце прошлого века, в период массового отъезда из Солнца, жители, бросая свои жилища, забирали с собой всё необходимое. Судя по разбитым стёклам и выбитым оконным рамам, остатки всего мало-мальски ценного в этих бесхозных домах позже растащили мародёры

     

    • По обеим сторонам единственной солнцевской улицы стоят в запустении деревянные бани, сеновалы и другие постройки, принадлежавшие когда-то здешним жителям. Некоторые сарайчики настолько гнилые, что от ветхости сложились как карточные домики, в результате чего на земле теперь лежат только крыши 

     

    Дмитрий Макаров. Фото автора

     

    Рубрики:

    Номер:

  • отправить другу
  • распечатать
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить