знач. изм. знач. изм.
EUR USD 26/04 61.75 -0.085 EUR EUR 26/04 75.33 -0.116
Погода за окном:

  • Стержень со шляпкой

    Михайло Ломоносов в удивлении

    2016-02-03 0
    Стержень со шляпкой

    Образование в России – в ре-формах 90-х, и не в лучшую сторону. Это осознают люди не только доперестроечного образования.

    В чём это проявляется? Первое – многословие. Люди не могут чётко донести до слушателя (читателя) свою мысль. И не только в будничном общении, но и в средствах массовой информации. Дикторы ТВ не в счёт. Они читают уже выведенный текст по бумажке. А вот репортёры с мест событий…

    Иные считают многословие достоинством. Дескать, не всякий красочно может сказать о каком-то событии. И упражняются, как тот школяр, который вместо простого «прибил рейку» изощряется: «металлическим предметом на деревянной ручке, называемым молоток, движениями с переменным вектором, ударами погрузил металлический заострённый стержень со шляпкой в деревянный брусок, называемый…»

    Это подобно той даме, которая долго и с упоением ведала Президенту РФ Путину, посетившему в ноябре одно из винодельческих предприятий Крыма, о виноделии. Президент слушал, слушал её и сказал: «Ничего не понял» (помните тот момент по ТВ?).

    Многословие – это не просто неумение высказывать мысль, а неумение выделить главное в происходящем (происшедшем). Сказывается ущербность уроков русского языка и литературы в школах. Учащиеся в 90-е годы (сегодняшние служащие) ещё тогда усвоили, что всякое чтение побоку! Отсюда и мышление размытое. И это уже тенденция.

    Как тут не вспомнить легенду о 300 спартанцах, которые перекрыли персам проход в глубь Эллады. Персы требуют: «Уйдите из ущелья. Отдайте нам проход». Спартанцы в ответ: «Иди и возьми». Персы грозят и стращают: «Наши стрелы закроют вам свет и солнце!» Спартанцы отвечают: «Тогда мы будем сражаться с вами в темноте». Под Лаконикой это было, отсюда и выражения – короткие и чёткие: лаконичность!

    Второе. Русский язык страдает и от другой напасти – увлечения иностранными заимствованиями. И ради чего? Разве наш язык обеднел и нет замены иностранным словам? Да сколько угодно! Простые примеры. Промоутер – организатор, мониторинг ­– отслеживание и т.д.

    Недалёкие люди пересыпают русскую речь «маркетингами», «менеджментами» ради вычурности, мол, знай наших. И мы кое-что знаем. Другие засоряют родной язык ради моды. И гламур для них одно и то же, что евнух, что супермодная одёжка. Третьи «глупуют» за компанию, «ангажируя на ангажемент».

    Однажды на выставке грузоподъёмной техники читаем в русской (российской) экспозиции: «Кран самоходный… Грузоподъёмность на аутригерах – 16 т, без аутригеров – 7 т». В иностранной экспозиции аналогичный кран. Его технические данные: «Грузоподъёмность на подпорах – 16 т, без подпор – 7 т». Где понятнее? Михайло Ломоносов в своё время говорил: «На итальянском удобно разговаривать с влюблёнными, на французском – с друзьями, на испанском – с людьми деловыми, на английском – с дипломатами, на немецком – с врагами. А на русском со всеми … говорить пристойно». Вот бы сегодня он удивился!

    В 1970 году Франция приняла закон, ограждающий родной язык от употребления без нужды иностранных слов. Но нам не надо этого. Мы обременены реформами, провоцирующими другую напасть: искажение своего языка. Ведь никого уже не удивляет и не волнует (можно подумать, что у нас нет филологов) широко публикуемое и озвучиваемое слово «зверушка». Это маленькая. А большая? «Звер» или зверь-зверюшка? Или: камушек маленький. А большой? Камунь или камень?

    Здесь просто явный недостаток уроков русского языка по орфографии. И не только. Склонений не знают «публицисты», а СМИ повторяют за ними ляпы языка: «семь тонн рельс» (рельсов); «3 кг помидор» (помидоров) и т.д. Огрехи учёбы? Да. Ведь учителя – одна из профессий народа. А значит, им тоже свойственно – «сколько пива – столько песен».

    Проблема глубже, чем её представляют иные: «Подумаешь, слово не так сказано. Эка беда! Мелочи жизни!» Беда это! За такими мелочами стоят фундаментальные определения нации, народности, народа и государства (государство – это народ) – его самобытность, культура, история.

    Советская школа готовила кадры производителей. Ныне школа готовит потребителей, для которых широкие и углублённые знания не обязательны.

    Но исправить языковые правила надо. Как? Читать больше книг. Там слова и текстовки выверены и в смысле лексики, и в смысле грамматики, и в смысле пунктуации. Читайте вопреки всем «не обязательно». Читайте. И будьте уважаемы!

     

    Александр Федин, публицист. Фото из открытых интернет-источников

     

    Рубрики:

    Номер:

  • отправить другу
  • распечатать
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить