знач. изм. знач. изм.
EUR USD 23/09 76.27 0.233 EUR EUR 23/09 89.48 -0.525
Погода за окном:

    Прага стала крупнейшим оперативным узлом разведывательных коммуникаций

    2020-06-03 394
    Прага стала крупнейшим оперативным узлом разведывательных коммуникаций
    В западном общественном сознании в отношении России уже прочно сформирован стереотип «хакерской империи»

    Несмотря на временное переключение внимания всего мира на беспощадную борьбу с коронавирусной инфекцией, деятельность разведок ведущих стран мира в течение всего этого времени не прекращалась ни на минуту. Неожиданно возникшая пандемия, замкнувшая на себя все внимание мирового сообщества и быстро превратившаяся во владеющую умами навязчивою идею, конечно, нарушила некоторые их планы, но не остановила саму работу. 

     

    Так, тщательно прорабатываемая в течение всего 2019 года британской разведкой МИ-6 и американским ЦРУ третья часть операции по «делу Скрипалей» неожиданно встала в тот самый момент, когда до «точки сборки» всех сюжетных линий оставались считанные дни, а то и часы.

    В 2019 году МИ-6 под видом легализации оперативной информации последовательно проводила акции по дезинформации:

    • о «третьем участнике солсберецкой группы» Сергееве (начальнике Петрова и Боширова) (вброс через британские СМИ 8 февраля 2019 года);
    • о существовании в системе Главного управления ГШ ВС РФ (ГРУ) «сверхсекретной воинской части, специализирующейся на системной дестабилизации Европы и внесудебных ликвидациях» (статья New York Times от 8 ноября 2019 года);
    • о «тайной опорной базе» российской военной разведки во Французских Альпах, где «диверсанты» восстанавливали силы, «ложились на дно» после успешно проведенных диверсионных операций: «Русские шпионы использовали французские Альпы как базовый лагерь для нападения на Британию и другие страны» (публикации 5 декабря 2019 года в «Le Monde», «Deutsche Welle», «The Telegraph» и других европейских СМИ);
    • о кадровом составе «диверсионных групп», пользовавшихся «опорной базой в Альпах» (данные о 8 российских военнослужащих были опубликованы в «Der Spiegel» и «The Insider», по информации изданий, они якобы являлись военнослужащими «сверхсекретной» воинской части ГРУ).

    Также были отдельные вбросы о так называемом «информационном спецназе», обучаемся под «крышей» московского МГЕР с использованием опыта проведения информационных операций в Венесуэле (в августе 2019 года, когда «русские» сорвали тайную операцию ЦРУ по вербовке Диосдадо Кабельо – главы «Солнцевского наркокартеля», о котором писала «Экспресс газета») и «Скрипальских чтений».

     

    Прага стала крупнейшим оперативным узлом разведывательных коммуникацийРоссияне Александр Петров и Руслан Боширов, которых Великобритания обвиняет в отравлении экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери. Фото: Russia Today/Global Look Press

    Никаких серьезных доказательств, естественно, не приводилось, но благодаря ссылкам на «осведомленных информаторов в спецслужбах» все звучало достаточно ярко и убедительно, чтобы прийтись по вкусу невзыскательному европейскому потребителю.

    Все эти паззлы только осталось собрать в одну картинку, определив «точку сборки», и можно начинать новую оперативную комбинацию. И она бы обязательно началась в январе 2020 года, если бы не коронавирус, спутавший все карты. В результате операцию пришлось на время «законсервировать» – до начала выхода из эпидемии. И вот теперь, похоже, такой момент настал: 28 апреля 2020 года чешский журнал «Respekt» (по обыкновению опираясь на свидетельства оставшихся неназванными источников в чешских спецслужбах) сообщил о прибытии 14 марта 2020 года в Прагу российского дипломата («человека с дипломатическим паспортом»), доставившего в российское посольство рицин – чрезвычайно опасный сильнодействующий яд. Эту же информацию в интервью «Радио Свобода» подтвердило МИД Чешской Республики. При этом сразу возник вопрос: а не продолжение ли это скандального «дела Скрипалей»?

    Синдром Скрипаля

    Действительно, события в Праге странным образом идеально укладываются в «солсберецкую матрицу» (шаблонную схему):

     
    • яд – есть (в Солсбери был «новичок», здесь – рицин); именно рицином в 1979 году (в Лондоне) был отравлен болгарский диссидент Георгий Марков (его укололи отравленной иглой, вмонтированной в зонт);
    • ликвидатор – есть (в Солсбери были Петров и Боширов, в Праге – А.В. Кончаков, зам. руководителя пражского офиса Россотрудничества).
    • повод для мести – есть: 3 апреля 2020 года чешские власти снесли памятник маршалу Коневу (правда, по информации «Respekt», яд был доставлен в российское посольство еще 14 марта – то есть заранее).
    • наконец, есть целый ряд публичных заявлений российских официальных лиц о том, что «это дело с рук не сойдет» и это «преступление… не останется без ответа» (Мария Захарова и др.), свидетельствующих о наличии у российской стороны определенных намерений; при подаче этих заявлений вне контекста и в определенном ракурсе их вполне можно воспринимать как прямую угрозу.

    И это не просто совпадение. Это – система, указывающая на почерк вполне конкретной спецслужбы, действующей под прикрытием чешских органов безопасности.

    Почему Прага

    Прага для «актуализации Скрипальской истории» ими выбрана не случайно:

    • именно в Праге располагается крупнейший в Центральной Европе разведцентр ЦРУ и МИ-6;
    • именно Прага используется западными разведками как крупнейший оперативный узел разведывательных коммуникаций и связи (такой «разведывательный хаб»; у китайцев точно такую же роль играет Сингапур);
    • именно в Пражском разведцентре довольно продолжительное время работал Сергей Скрипаль, обучая чешских контрразведчиков (и не только их одних) методикам выявления российских разведчиков-нелегалов.

    Наконец, именно в Чехии весь 2019 год параллельно с «делом Скрипалей» развивалась собственная линия, основанная на выдвижении в адрес России и ее спецслужб обвинении в хакерских атаках и агентурном проникновении к правительственным секретам, хранящимся на защищенных серверах. Так, еще 21 октября 2019 года руководитель чешской Службы безопасности и информации Михал Коуделка подтвердил, что в Чехии действовала российская агентурная сеть, занимавшаяся кибератаками в этой и соседних странах: «Сеть была создана людьми, связанными с российскими спецслужбами, ее финансирование осуществлялось из России и посредством посольства России в Чехии». Эта серия заявлений имела целью внушить населению Европы, что, если наемные российские убийцы-ликвидаторы избрали для своей базы отель во французских Альпах, то не менее опасные диверсанты-хакеры свили свое разведывательное гнездо в самом сердце старой Европы – в Праге, поближе к так любимому русскими чешскому пиву. И таких баз в Европе может быть еще много.

     

    Начало коронавирусной эпидемии, быстро превратившейся в массовый психоз, заставило и эту линию временно «поставить на паузу»: с приходом коронавируса в Европу интерес к заумным играм спецслужб временно пропал. Но как только массовый психоз стал спадать, о Праге сразу вспомнили.

    «Пражский проект»

    Судя по всему, «пражский проект» совместно разрабатывался американской и британской спецслужбами довольно давно.

    Так, по словам все того же главы чешской Службы безопасности Коуделки, «кибератаки» начались задолго до демонтажа памятника Ивану Коневу: первые оперативные данные о существовании и деятельности российской агентурной сети появляются в отчете чешской разведки за 2018 год. Правда, этот доклад никто не видел.

    В декабре 2019 года и с началом пандемии в Европе в феврале-марте 2020 года чешские СМИ неоднократно сообщали о хакерских атаках на городские больницы. Эксперты IT-компании ESET (крупнейший поставщик антивирусного программного обеспечения в Чехии, штаб-квартира располагается в словацкой Братиславе) утверждали, что эти преступления связаны с кибермошенничеством, нацеленным на вымогательство денег и кражу персональных данных пользователей (в том числе, пациентов).

    16 апреля 2020 года министр здравоохранения Чехии Адам Войтех сообщил о хакерской атаке на его ведомство. Одновременно Национальный комитет кибернетической и информационной безопасности (НККИБ) Чехии со ссылкой на информацию, полученную от американских «партнеров», предупредил об угрозе новых атак. На следующий день, 17 апреля, чешские СМИ сообщили о якобы имевших место попытках взлома интернет-сайта пражского аэропорта им. Вацлава Гавела и серверов некоторых городских больниц. В свою очередь, госсекретарь США Майк Помпео сделал заявление, в котором осудил кибератаки и пригрозил привлечь виновных в их совершении к ответственности. При этом британское информационное агентство «Рейтер» предупредило, что за атаками стоял технически подготовленный противник – специалисты высокого класса, которыми (помимо США, Великобритании и ведущих западных стран) могут обладать только китайцы или русские.

     

    Тем самым был инициирован поиск виновных. При этом самих виновных в атаках не назвали, но правильно расставили акценты («флажки») для того, чтобы в нужный момент их найти.

    Следующий информационный вброс был сделан 20 апреля: чешская «Народная газета», подконтрольная чешскому премьеру Андрею Бабишу, опубликовала статью-расследование обозревателя Мартина Шабу, основным тезисом которой стала причастность к произошедшему (хакерским атакам) российских спецслужб. В свою очередь, технический директор ESET Мирослав Дворжек неожиданно заявил об имеющихся признаках российского вмешательства, хотя ранее в аналогичной ситуации подобных заявлений он не делал. Вместе с тем, руководство республики, а также глава НККИБ генерал Карел Ржехка воздержались от комментариев по данному вопросу, тем самым, оградив официальные власти страны от возможных обвинений в бездоказательности выдвигаемых претензий.

    Тем самым, в действиях чешских властей и спецслужб проявилась стандартная схема, используемая западными разведками для дискредитации своих противников. Она включает в себя:

    • формирование вымышленного мотива для проявления «российской агрессии»;
    • создание информационного повода (кибератака «под чужим флагом» или ее имитация);
    • вброс через массмедиа и экспертное сообщество информации о «российском следе»;
    • подключение международных «резонаторов», обвиняющих РФ во всех смертных грехах. Так, опрошенные чешскими журналистами и сотрудниками госбезопасности эксперты по вопросам кибербезопасности первоначально относили их к криминальному мошенничеству и не связывали ни с одной страной; однако сразу после инцидента со сносом памятника маршалу Коневу они все как один неожиданно трансформировали свои нейтральные оценки и заявили о наличии «российского следа» в кибератаках на чешские объекты в угоду политической конъюнктуре.

    Сам факт того, что данная последовательность событий укладывается в подобного рода организационно-технологическую схему, свидетельствует о том, что события возникали не случайно, а преднамеренно. О том, что перед нами – та самая оперативная комбинация иностранной разведки (а, может быть, и нескольких разведок, действующих в содружестве), о которой шла речь в самом начале статьи. Активизация этой комбинации произошла именно в результате другого резонансного инцидента – демонстративного сноса в Праге памятника Коневу. Что, в свою очередь, наводит на мысль о том, что снос памятника произошел не случайно и этот инцидент взаимоувязан с игрой спецслужб высокого ранга – ЦРУ и МИ-6 – против Российской Федерации.

     

    Ранее точно такие же схемы использовались западными спецслужбами для нагнетания антироссийской «хакерской» истерии в Грузии, на Украине и в других странах. Так, например, после явно провокационного приглашения российскому депутату Сергею Гаврилову занять кресло главы грузинского парламента последовали заранее подготовленные «стихийные» беспорядки в Тбилиси и оскорбления в адрес российского президента в эфире одного из ведущих телеканалов. На что, по логике западных сценаристов, спустя три с половиной месяца последовал «акт возмездия» со стороны России – одновременный киберудар по десяткам серверов грузинских госучреждений, телекомпаний и газет в октябре 2019 года. Вскоре о причастности к нападению российских хакеров и стоящей за ними ГРУ сообщили американские таблоиды, а руководитель Госдепа Майк Помпео вкупе с главами МИД Великобритании, Эстонии и других «прогрессивных стран» осудил очередную российскую агрессию.

    По тем же лекалам была сшита и последняя громкая киберпровокация на Украине – когда опять-таки с подачи американских расследователей и представителей вашингтонского истеблишмента «хакерам российских спецслужб» была приписана атака на сервера украинской компании «Бурисма», где ранее в должности члена совета директоров был трудоустроен сын кандидата на пост американского президента Джо Байдена. В данном случае мотивом российских взломщиков был представлен поиск компромата на семью кандидата с целью срыва президентской кампании в США.

    Почему Конев

    Похоже, что чешским неолибералам дали «зеленый свет» не просто так, а с определенной целью.

    Для того, чтобы вернуть фокус внимания к «Скрипалям, якобы отравленным агентами ГРУ», и к той «страшной угрозе», которую для демократической Европы и всего свободного мира представляет сверхсекретные части российской военной разведки, специализирующиеся на организации «государственных переворотов, внесудебных ликвидациях и кибердиверсиях», нужен резонансный инцидент, который настолько возмутит российское руководство, что сразу повлечет за собой поток гневных заявлений (со всех уровней власти) в адрес ЧР, часть из которых, при определенной доле фантазии, можно будет интерпретировать как угрозы. И как только эти «угрозы» (желательно, в адрес конкретных людей, организовавших снос памятника или принявших в его сносе непосредственное участие) прозвучат, тут же в ответ прозвучит: «Помни Скрипалей!». И это станет сигналом для начала третьего этапа специальной операции британских и американских спецслужб, получившей известность как «Дело об отравлении Скрипалей». И снова можно будет всерьез заявить о страшной угрозе, нависшей над Европой, – беспощадных российских спецслужбах.

     

    Надо сказать, что комбинация с памятником Коневу спланирована гениально. Точно под решаемые задачи. И явно не чехами.

    Нестыковки

    Как в любой оперативной игре спецслужб, в пражской истории есть свои несостыковки. Их причины – в спешке (желании местных спецслужб поскорее выполнить указания американских кураторов) и в целом в более низкой (по сравнению с ЦРУ, МИ-6 и германской БНД) профессиональной квалификации сотрудников чешских спецслужб. Так как «пражский проект» никогда прежде не рассматривалась ЦРУ и МИ-6 в качестве основной линии натиска на Россию (то есть изначально носила периферийный вспомогательный «тревожащий» характер), то и тщательность и аккуратность исполнения ее была на среднем уровне. Это, в свою очередь, привело к появлению в официальной версии целого ряда несостыковок, на которые никто бы не обратил внимание, если бы в апреле 2020 года оперативная комбинация ЦРУ и МИ-6 в Праге не выдвинулась бы на первый план. Где ее и рассмотрели под лупой.

    И тут выяснилось, что обвинения в адрес России были выдвинуты чешскими СМИ со ссылкой на неназванные источники в спецслужбах Чешской Республики. При этом их руководители, в том числе глава НККИБ бригадный генерал Ржехка, заняли сдержанную позицию и настаивали на проведении всестороннего расследования данных инцидентов. При наличии достоверной доказательной базы позиция спецслужб, очевидно, была бы совершенно другой - обвинительной.

    Кроме того, все обвинения не имели никакой серьезной доказательной базы. В качестве поводов для подозрений в адрес России приводились:

    • IP-адреса, с которых якобы были произведены атаки и которые ранее использовались хакерами при атаках на МИД и минобороны Чехии, были российскими;
    • «русское происхождение» самих компьютерных вирусов (как будто у вирусов есть национальность).

    Однако ни одно из этих обстоятельств нельзя рассматривать как свидетельство виновности России. Известно, что все хакеры мира, независимо от их национальной принадлежности, маскируют следы своих компьютерных преступлений с помощью многочисленного хакерского программного обеспечения и специальных сервисов Даркнета. И если по итогам расследования выясняется, что для атаки использованы именно российские IP-адреса, это означает намеренное желание организаторов кибернападения выставить именно Россию в качестве источника компьютерной опасности. При этом известно, что значительная часть современных компьютерных вирусов включают в себя утекшие из лабораторий американского АНБ коды вредоносных программ и не имеют выраженной национальной принадлежности, а инструкциями на русском языке пользуются все программисты из стран постсоветского пространства, живущие по всему миру.

     

    Между тем, ни одно из этих соображений не было принято западной общественностью во внимание. Потому что обвинять Россию – это сегодня на Западе социально и политически одобряемый тренд, которому проще (и удобнее) следовать, чем сопротивляться. Зачем плыть против течения, если все уже давно просто и доходчиво объяснено «добрыми дядями» из ЦРУ и МИ-6? Зачем искать виновных, если они уже назначены?

    Что дальше

    В целом, можно с уверенностью утверждать, что история с Прагой возникла не случайно и не по прихоти чешских политиков и спецслужбистов, желающих выслужиться перед США и некоторыми странами Западной Европы. За чешскими спецслужбами явно вырисовывается силуэты ЦРУ и МИ-6. Это их оперативная комбинация.

    Заметная роль Вашингтона во всем этом деле может свидетельствовать о том, что ЦРУ в Праге разыграна оперативная комбинация с постановочной хакерской атакой и дальнейшей резонансной раскруткой темы о «российском следе». При этом нельзя исключать имитацию приписываемых ГРУ, ФСБ и СВР приемов и методов для инсценировки киберагрессии в странах, где присутствуют российские интересы.

    На фоне успешных внешнеполитических действий Российской Федерации коллективный Запад все чаще использует стратегию бездоказательных обвинений России в организации кибератак на своих соперников. При этом в западном общественном сознании в отношении России уже прочно сформирован стереотип «хакерской империи». В этом плане миф о русских кибератаках работает точно также эффективно, как и миф о другой неуловимой угрозе – эпидемии коронавируса. Бьет точно и безошибочно, прямо в мозг доверчивому европейскому обывателю. Который под влиянием этой вымышленной угрозы готов на все, лишь бы его защитили от «русской агрессии».

    В этом смысле «Пражская история» является очень показательной. И не только в плане того, как сегодня работает разведка, как строит свои оперативные комбинации, играя на страхах и панических настроениях граждан. «Пражская история» может стать тем самым триггером, который запустит третий этап несравненно более опасной оперативной комбинации – «Дела Скрипалей». Где все «паззлы» (эпизоды) уже разложены в заранее означенном порядке и осталось их лишь собрать в единую картинку, определив «точку сборки». И когда эта «сборка» произойдет, можно будет сразу от обвинений перейти к конкретным действиям по венесуэльскому типу, объявив «антинаркотеррористическую операцию» и назначив за головы конкретных руководителей нашей страны цену в полтора-два десятка (а может быть, и больше) миллионов долларов – как за Мадуро и Кабельо.

    https://www.eg.ru/politics/891564-praga-stala-krupneyshim-operativnym-uzlom-razvedyvatelnyh-kommunikaciy/